Багуачжан (кит. 八卦掌, «ладонь восьми триграмм»)

 bagua.png

Схема восьми триграмм

Основоположником Багуачжан считается знаменитый мастер Дун Хайчуань, носящий в традиции школы титул (Первоучитель). Еще при жизни об этом человеке слагались легенды, однако достоверных сведений о нем сохранилось крайне мало.

 По преданию, Дун Хайчуань родился 13 октября 1797 года в деревне Чжу, расположенной в округе Вэньань, провинции Хэбэй. С детства он увлекался изучением приемов обращения с различными видами холодного оружия и рукопашным боем. Известно, что молодой Дун прекрасно владел широко распространенным на севере Китая стилем «Лоханьцюань» (Кулак Буддийского архата». Посчитав, что учиться ему больше нечему, Дун Хайчуань отправился странствовать по стране в поисках достойных соперников. Предание гласит, что однажды, находясь в районе горного массива Цзюхуашань, что в провинции Аньхой, молодой мастер, заблудившись в лесу, случайно повстречал даоса, ходившего кругами вокруг деревьев. Опытным взглядом Дун сразу определил, что тот упражняется в каком то стиле боевых искусств, но не мог понять, как такие вычурные движения можно использовать в поединке. Рассмеявшись, Дун Хайчуань предложил незнакомцу помериться силами, надеясь преподать тому надлежащий урок. Они вышли на полянку и бой начался. Дун Хайчуань наносил мощные удары, его движения были стремительны, но даос легко уклонялся от атак, выходил за спину и каждый раз опрокидывал мастера на землю. После нескольких падений Дун признал себя побежденным, встал на колени и попросился в ученики. Однако тут же за его спиной раздался смех. На полянку вышел пожилой  даосский отшельник, который был учителем победителя и тайком наблюдал за схваткой. Звали старика Би Чэнся. Он согласился взять Дун Хайчуаня в ученики, и три года обучал его искусству поворачивания ладоней во время хождения по кругу, секрет которого заключался в определенном порядке движений рук и ног, соответствующем круговороту восьми триграмм – основных символов канона «Книги перемен».

     Получив от Даосского мастера полную передачу знаний о науке «Вращении ладоней по восьми триграммам», Дун Хайчуань возвратился в родные места, однако вскоре был вынужден их покинуть и перебраться в Пекин. Спасаясь от преследования могущественных врагов, мастер скрылся в доме князя Су Вана, который состоял в родственных связях с самим императором Поднебесной и считался большим знатоком воинских искусств.

     Однажды хозяин заметил, как Дун Хайчуань во время пира носит на кухню чайники, легко взбегая по стене дома, в котором веселились гости. Су Ван сразу же понял, что перед ним находится незаурядный мастер. По просьбе гостей, Дун продемонстрировал несколько приемов, чем восхитил всех присутствующих.

     После столь наглядной демонстрации своего умения, Дун Хайчуань был назначен начальником личной охраны князя, чем прогневил некоего Ша Хуэйцзы, занимавшего этот пост ранее. Однажды ночью этот Ша с ножом в руке ворвался в комнату Дун Хайчуаня, а его жена встала у окна с пистолетом. Не успели нападавшие опомниться, как мастер Дун опрокинул нападающего на землю, выхватил пистолет из рук женщины и навел его на нападавших. Тем пришлось упасть на колени и просить прощения. Дун Хайчуань не стал мстить Ша Хуэйцзы и даже согласился взять его в ученики.

Важным моментом в жизни Дун Хайчуаня была встреча со знаменитым мастером школы Синъицюань Го Юньшэнем. Оба мастера договорились провести дружеский поединок. Схватка продолжалась три дня. Го Юньшэнь, обладающий феноменальным ударом уложившим на землю огромное количество хороших бойцов, ничего не смог поделать со своим соперником. После боя, который так и не выявил победителя, мастера подружились и договорились обмениваться своими знаниями.

     Дун Хайчуань был человеком, ненавидящим любую несправедливость. Сохранилась история о том, что когда один из его учеников стал употреблять свое искусство во зло, притеснять и унижать простых людей, учитель вызвал его на бой и убил.

Известно также немало случаев, когда мастер выходил на бой с целыми бандами вооруженных разбойников и расправлялся с ними.

     Под конец жизни Дун Хайчуань ушел со службы, взял в обучение большое количество учеников и создал свою собственную школу кулачного искусства.

 

Последователи и реформаторы Багуачжан в таблице ниже, но она далеко не полная.

 

 

Некоторые исследователи истории Багуачжан считают, что у Дуна было около тысячи учеников, другие говорят, что их было семьдесят два человека. Наибольшую известность из них приобрели Чэн Тинхуа (1848 – 1900), Инь Фу (1842 – 1911), Лю Фэнчунь (1855 – 1900), Ли Цуньи (1849 – 1921), Чжан Чжаодун (1858 – 1938) и Лян Чжэньпу (1862 – 1932).

     Каждый из этих талантливых учеников, продолжая дело учителя, и внося определенные коррективы и нюансы в изначальную технику, создал собственный стиль. Так стили Чэн и Лю в основном используют характерные толчки ладонями, последователи стилей Инь и Лян прекрасно владеют техникой быстрых рубящих и протыкающих ударов, стиль Чжан (Цзян) славится утончённой техникой обращения кисти.

     Несмотря на стилевые различия система тренировок во всех школах Багуачжан единая. Первые несколько лет ученик тренируется в «Хождении по кругу» для выработки навыка постоянного ухода с прямой линии и контролирования своего центра тяжести. Затем изучается комплекс «Динши бачжан» - «Восемь ладоней статичных форм» (в разных школах название комплексов и форм может меняться), в котором прорабатываются восемь различных положений рук и восемь различных видов усилий. После него изучается комплекс «Бада чжан» - «Восемь больших ладоней» (иногда его называют «Лаобачжан» - «Восемь старых ладоней»), в котором заключены все основные принципы и приемы стиля. После овладения данной техникой, изучаются комплексы высшего уровня, например «Шестьдесят четыре ладони» и технику владения оружием.

     Из традиционных видов оружия в технику Багуачжан входит копье, меч, меч-дао, алебарда, шест, мечи «Оленьи рога» и др.

     Чрезвычайно интересным упражнением является «Облёт девяти дворцов», в котором в землю в форме квадрата 3 на 3 метра втыкаются девять двухметровых шестов, которые нужно непрерывно обходить в определенном порядке. Это приучает занимающегося к навыкам ведения боя в окружении противников.

     Тренировка Багуачжан также включает в себя интенсивную внутреннюю подготовку – «Нэйгун», позволяющую развить огромную внутреннюю силу, которую можно использовать в любой момент. Дун Хайчуань оставил заповедь занимающимся Багуачжан, которая гласит: «Мощь ладоней восьми триграмм беспредельна, ладони делают движение еще до того, как начали двигаться руки. Когда рука устремляется вверх, это подобно сотне птиц, воздающих почести священному фениксу; когда рука выбрасывается вперед, она подобна спускающемуся с гор тигру. Когда занимающийся двигается по кругу, он похож на дикого гуся, который отбился от стаи, однако когда он делает движение руками, он может свернуть горы. Отступая и уклоняясь вперед и назад, он использует силу противника, чтобы контратаковать, однако его собственное усилие столь мало, что может быть сравнимо с подталкиванием лодки, плывущей по течению реки»

 

Старшим учеником мастера считался Инь Фу (1841–1909 гг.), выходец из провинции Хэбэй. Еше в молодости Инь Фу приехал в Пекин и нанялся на работу цирюльником, а затем перепробовал массу занятий: то работал на маслодавильне, то продавал дрова. Занимаясь ушу, Инь Фу отдавал предпочтение «Кулаку архатов» и именно благодаря этому стилю близко сошелся с Дун Хайчуанем. Но вскоре Инь Фу понял, что есть у его учителя какой-то секрет, какой-то принцип, кардинально отличный от жесткого шаолиньского стиля. Наконец, после нескольких лет знакомства, переросшего в дружбу, Дун решает сделать Инь Фу своим первым учеником в новом стиле, которому он еще даже не дал названия. Именно Инь Фу было суждено довести форму стиля до ее логического завершения. Если великий Дун Хайчуань в основном опирался на собственную интуицию и опыт в даосских мистериях, то Инь Фу постарался сделать багуачжан структурно более стройным. И начал с того, что из многих приемов, которые показывал Дун Хайчуань и часть которых относилась к «Кулаку архатов», он выделил ряд наиболее эффективных и подходящих для передвижений по окружности.

Удивительным мастерством отличался другой ученик Дун Хайчуаня — Чэн Тинхуа (1848–1900 гг.), по прозвищу «Очкастый Чэн». Такое забавное прозвище он получил за то, что еще подростком, приехав в Пекин (его биограф и ученик Сунь Лутан называет другой город — Тяньцзинь) на поиски работы, устроился вытачивать линзы для очков, а затем даже открыл свое дело по изготовлению оптики. Эта работа и кормила его всю жизнь. Сунь Лутан называл его «самым умелым из самых добродетельных людей». Боевыми искусствами Чэн Тинхуа занимался с молодости и прославился как один из лучших пекинских борцов шуайцзяо. Но встреча 28-летнего чемпиона с Дун Хайчуанем перевернула всю его жизнь — он стал самым ярым последователем багуачжан и изучал его более десяти лет.

Чэн Тинхуа, как и многие ученики Дун Хайчуаня, несколько изменил изначальный вид стиля. Так, он ввел новое положение ладони — «Когти дракона», когда основные удары наносятся не центром ладони и не кончиками пальцев, а ее внешним ребром. Он привнес много боевых приемов и заломов из шуайцзяо, а передвижения сделал более легкими и стремительными. Так формировалась наньчэнская ветвь багуачжан, или багуачжан клана Чэн. В 1894 г. Чэн Тинхуа изучал синъицюань у своего хорошего друга Ли Цуньи, а позже освоил и тайцзицюань, объединив все три стиля воедино. Знаком был Чэн Тинхуа и с другим великим мастером ушу того времени — Сунь Лутаном. Сунь, будучи уже знаменитостью в кругах боевых искусств, не постеснялся пойти в ученики к Чэну и перенял у него «истинную» линию багуачжан.

Жизнь Чэн Тинхуа, одного из величайших мастеров багуачжан за всю историю стиля, трагически оборвалась в 1900 г. В тот год в стране бушевало восстание ихэтуаней и объединенная армия восьми государств вошла в Пекин. Чэн Тинхуа устроил в своем доме тайный склад оружия. Однажды вечером, возвращаясь домой с целым мешком оружия, он наткнулся на многочисленный немецкий патруль, контролировавший эту часть города. Поразив нескольких человек, Чэн пал под пулями интервентов.

Одним из младших учеников был Лян Чжэньпу

Лян Чжэньпу родился 20 мая 1863 года в деревне Хаоцзя уезда Цзи провинции Хэбэй, умер З августа 1932 года в возрасте 69 лет. Отец Лян Чжэньпу, знавший Дун Хайчуаня, попросил его обучить сына технике ушу. Дун принял его в ученики в 1877 году и обучал в течение пяти лет до самой своей смерти. Молодой Лян учился и у Дун Хайчуаня, и у его учеников, которые очень хорошо к нему относились. Влияние старших учеников стало особенно видно после смерти самого Дун Хайчуаня, когда Лян попросил старших братьев продолжить свое обучение. Особенно много его обучением занимались Инь Фу и Чэн Тинхуа, влияние техник которых так заметно в направлении Лян-ши, В последующем, как синтез этих и других техник, мастерство Ляна прибрело и свою собственную окраску: Так Лян стал родоначальником нового направления и одним из восьми старших учеников Дун Хайчуаня Стиль Лян использует удар ладонью ( шань чжан заимствованный из направления Инь-ши и броски Чэн-ши как основную ударную технику. Семья Ши г-на Ши Цзидун также была тем местом, где Лян провел много времени; обучаясь и тренируясь, ученики мастера Ши в свою очередь тоже обучали его. Форма ладони в Лян-ши соответствует форме ладони в Чен-ши, удар ладонью (чуань чжан ) заимствован из Инь-ши. Шаг содержит и технику Инь-ши (короткие быстрые шаги), и технику Чэн-ши (большие шаги бай-бу и коу-бу). В комплексе движений лаобачжан  есть бросковые движения из направления Чэн-ши.

В зрелом возрасте Лян Чжэньпу сформировал собственную технику, особенности и содержание которой в полном объеме передал своим ученикам, которые и продолжили развитие данного направления.

Реформы ушу, начавшиеся после прихода к власти КПК в 1949 г., коснулись и багуачжан. Прежде всего стиль подвергался критике за излишнюю мистифицированность, за «ненаучный подход», «мистические пережитки в терминологии». В преподавании багуачжан даже пытались вообще обойтись без понятия «восемь триграмм». И все же никто не желал осваивать вместо багуачжан некую «гимнастику передвижений по кругу». Вскоре с чисто внешней точки зрения все вернулось — багуачжан вновь стали изучать в его терминологической оболочке «восьми триграмм» и «небесного круга». Но вместе с этим было создано много новых, гимнастических и спортивных комплексов багуачжан, которые уже не содержали внутренней глубины, присущей традиционному стилю. Да и сам мир традиционного багуачжан раскололся. Большинство тех людей, кто принадлежал ему, признали в качестве патриарха стиля Ли Цзымина — одного из учеников прямого последователя Дун Хайчуаня Лян Чжэньпу. В свою очередь ученики Ли Цзымина:  Ма Чуаньсюй, Ди Гоюн,  Ван Шитун, Ли Гунчэн, Сунь Хунянь, Ма Лин, Ян Цзяцан, Ван Тун, Чжао Даюань, Суй Юньцзян продолжили распространение Лянши Багуачжан по всему миру.